LacriBel - Форум Беларускай супольнасці прыхільнікаў Lacrimosa

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Проза

Сообщений 61 страница 90 из 116

61

Holopainen написал(а):

а чито, без надежды нельзя оставаться в здравом уме?) И если все же вдруг придет какое-нить "избавление", то оно даже приятнее, ведь на него не расчитывал) Дядя, который сказал, что надежда лишь продлевает мучения человеческие, был совсем не глуп)

Надежда, она... сдерживает, что ли? На мой взгляд, гораздо проще тронуться умом, когда ее нет, чем, когда она все еще присутствует. И вот тут-то нужно вспомнить про мучения. Почему человек страдает? Потому, что продолжает выдерживать жизненные тяготы в надежде на то, что когда-нибудь они закончатся и настанет белая полоса. А если этой надежды нет... смысл тогда бороться? Вероятнее всего, что после этого человек или сойдет с ума, или деградирует.

Holopainen написал(а):

Т. е. безумна может быть она, а может - ее жизнь.

Если попытаться задействовать психологию, то получается, что ее восприятие адекватно тогда, когда характер ее жизни и восприятия совпадают. То бишь, если она неадекватно воспринимает неадекватную жизнь - всё адекватно. Если она адекватно воспринимает адекватную жизни - опять же все адекватно. Если она неадекватно воспринимает адекватную жизнь или наоборот - все неадекватно.
Блин, что я написала  :huh:   :D

0

62

Wanderlust написал(а):

Почему человек страдает? Потому, что продолжает выдерживать жизненные тяготы в надежде на то, что когда-нибудь они закончатся и настанет белая полоса. А если этой надежды нет... смысл тогда бороться?

Угу, точно, вот потому и страдает) Надежда - это какая-то уверенность, личное мнение, что светлая полоса вот обязательно должна наступить, или случится что-то, очень хорошее, клевое и крутое) Человек так думает  просто потому, что ему хочется счастья, это очень естественно. Но объективно оно может и случится, а может и нет. А если не случается, то человек мучается от "крушения надежд". Ну это когда речь идет о такой "обыденной" надежде, на личное счастье. Бывают ведь и другого типа надежды. Эта тема вообще ооочень избитая, вспомни хотя бы "На дне". А другой вариант мышления (он сложнее, но честнее), это признание и черных, и белых полос, а также понимание того, что никто и ничто не обязаны "подгонять" тебе светлые полосы, и они вполне могут и не наступить. Понимать это поначалу неприятно, но это можно признать и учитывать. А надежда просто откладывает это признание напотом, и делает его намного более внезапным и острым, вот и получается, что она "продлевает мучения", да еще и усиливает. Смысл бороться? хотя бы из интереса) просто из нелюбви к черным полосам) и, кончено, чтобы по крайней мере попытаться самомоу себе и другим "подогнать" светлые полосы. И осветлить темные) Да и в темных полосах есть чем поживиться.

Wanderlust написал(а):

Блин, что я написала

Да, именно то, что ты написала, я и хотел сказать)) Ведт так оно и получается, разве нет?

0

63

В новогоднюю ночь я написала расказ. Он получился весьма лиричным, наивным и сказочным. Во всяком случае, мне так говорили. А теперь я подумала выложить его здесь. Хотелось бы услышать мнение людей, которых я хоть сколько-нибудь знаю, а не только безликих читателей на литературных ресурсах.

Предсказание и проклятие

Аристократка-луна, к утру особенно бледная, ушла, сославшись на плохое самочувствие. Дракона ни капли не взволновали ее слова: она всегда так поступала, стоило только солнцу появиться из-за горизонта. Было ли это смущение или же глубочайшая неприязнь, Дракон не знал, да и не стремился узнать, тем более, что сейчас его занимало совершенно иное. Он любил эти утренние часы, когда холодная красавица убиралась восвояси, а настырное солнце было еще слишком сонным, чтобы утомить его своим пылом. В это благословенное время Дракон мог расправить свои широкие черные крылья и окунуться в полет, слушая, как ветер нашептывает на ухо всякую ерунду: откровенно бредовую, и одновременно наполненную смыслом. В эти моменты он чувствовал небывалое единение с окружающим миром, словно бы он был маленькой, но важной деталью какой-нибудь сложной и слаженной конструкции.
Однако сегодня Дракон летел не ради одного удовольствия. Он всегда был пунктуален и ответственен. На сегодняшнее утро у него было запланировано важное дело, и уже совсем скоро оно с дикими воплями барахталось в его когтях в тщетных попытках вырваться. Принцесса Волант, дочь местного правителя, отрицательно отнеслась к идее собственного похищения и теперь всеми силами пыталась довести это до ума похитителя. Разгневанной девушке даже в голову не пришло, что, отпусти Дракон сей же час свою ношу, ее родственникам придется отскребать от земли весьма неаппетитную субстанцию.
Достигнув родной лесной чащобы, Дракон снизился и сбросил принцессу прямиком в лесное озеро. С гораздо большим энтузиазмом он бы сделал из нее антрекот, но инстинкт самосохранения вовремя погрозил острым когтем: не хватало еще отравиться этой истеричной девицей. Оставалось надеяться на утопление.
- Ты что это удумал, зверюга клыкастая?! – не тут-то было: только Дракон начал успокаиваться, как принцесса вынырнула и с ходу начала выяснять отношения. Наверное, сказывалось воспитание при дворе. Тот еще гадючник, по мнению Дракона. Во всяком случае, на вкус придворный люд был просто отвратителен.
- Учти, я так этого не оставлю! Когда мой отец узнает… - Волант, мокрая как курица и злая как пчелиный улей, выбралась на берег озера и вперила в Дракона взгляд сверкающих глаз. Глаза, по мнению последнего, были весьма красивы, но выражение их вряд ли могло кому-нибудь понравиться. В этот момент горе-похититель возблагодарил высшие сферы за то, что дракон здесь он, а не она. Впрочем, это еще ни о чем не говорило. Когда-то давно один волшебник предсказал Дракону, что некая Летящая станет единственным непреодолимым противником в его жизни. Дракон очень уважал того волшебника и прислушался к его словам. Именно поэтому принцесса Волант, чье имя так и переводилось с одного из древних языков, оказалась с утра пораньше в непролазном лесу. Умирать Дракону совершенно не хотелось, так что оставалось только выяснить, в чем же неведомая сила этой хрупкой, с виду, девушки.
- Ну, и что ты на меня уставился как на невиданное диво? – сварливо поинтересовалась принцесса.
- Да вот, думаю, с чем тебя приготовить, - ответил Дракон. Конечно, он уже решил, что не будет ее есть, но ей об этом знать совершенно необязательно. Дракону очень не нравилось то, что девушка его не боится.
- С творогом и шоколадным кремом, - фыркнула принцесса. – Брось, каждый ребенок в нашей стране знает, что у Черного Дракона аллергия на людей, связи в парламенте и нетрадиционная ориентация. Так что ты меня похитил с какой-то иной целью.
- У меня… что? – Дракон почувствовал, что глазные яблоки самопроизвольно выпучиваются и подумал, что, такими темпами, из Черного Дракона скоро переквалифицируется в Красного. – А что еще рассказывают детям в нашей стране?
- Ну, всякие мелочи, вроде количества фавориток у короля и шансов на то, что следующей будет королева соседней страны. Но это тебе, наверное, неинтересно.
- О, господи! – Дракон выдохнул облачко дыма. Ему было интересно. Очень интересно. В конце концов, не каждый день узнаешь о себе и своем месте жительства столько новой информации.
- Да не беспокойся ты так, - беспечно махнула рукой Волант. – Папа на эту стиральную доску из соседнего королевства никогда не польстится. Гораздо больше ему нравится пугать ее тем, что прилетишь ты и сожжешь к чертям ее конюшни, если она не подпишет очередное дипломатическое соглашение. Она же не знает, что ты мирный и вообще лапочка.
- Женщина, о чем ты вообще говоришь! Я совсем ничего не понимаю! – воскликнул Дракон. Кажется, принцесса была как раз из той породы людей, что способны заболтать даже неодушевленные предметы или впарить гроб на свадьбе.
- Хм… не думала, что ты иностранец, - девушка окинула Дракона заинтересованным взглядом. Судя по всему, он только что поспособствовал возникновению очередного нелепого слуха о себе любимом. – У тебя такое чистое произношение! Ты, наверное, долго над ним работал? Думаю, с лексикой у тебя тоже скоро все будет в порядке, главное, побольше разговаривать с носителями языка. А если что, я могу…
- Молчать! – вышел из себя Дракон. Его лимит глупостей на сегодня был исчерпан, и в данный момент ему хотелось улететь куда-нибудь подальше и сожрать чье-нибудь стадо овец. – Значит так: здесь рядом находится мой замок. Это волшебный замок: там нет слуг, но само здание заботится о тех, кто там живет. Сейчас я перенесу тебя туда и отлучусь по делам. В замке можешь ходить, куда хочешь и делать, что хочешь. Сбежать оттуда невозможно. А когда я вернусь, мы кое-что обсудим. Все понятно?
Девушка кивнула, и Дракон, не дожидаясь, когда ей снова захочется поболтать, осторожно схватил ее лапами и поднялся в воздух. Он был свято уверен, что принцесса Волант действительно сможет загнать его в могилу, но сейчас ему не хотелось об этом думать.

***
Дракон вернулся в свой замок к вечеру. Когда уставшее солнце приготовилось отойти ко сну, а коварная луна притаилась за тучей в ожидании, когда же  дневное светило оставит ее с Драконом наедине, огромная черная тень в последний раз взмахнула крыльями и мягко опустилась на берег лесного озера.
Дракон застыл, вглядываясь в водную гладь. Постепенно солнце скатилось за горизонт, и озеро отразило алебастровый лик ночной красавицы. Дракон прикрыл глаза и почувствовал, как лунный свет окутывает его, превращая в совершенно иную форму жизни. Что ж, следовало признать, луна никогда не благоволила к драконам. Холодной аристократке были чужды их пыл и темперамент, она предпочитала красоту сдержанную и презирала открытую демонстрацию силы. Луна была капризна и стервозна, но Дракон любил ее за это, ведь ее капризы скрашивали ему жизнь.
Когда луна удовлетворилась метаморфозами, на берегу озера стоял человек. Это был высокий мужчина с черными как сама ночь волосами и кожей, словно сотканной из лунного света. Его можно было бы назвать красивым, если бы он не выглядел изможденным, и если бы печать глубокого отчаяния не залегла в его глазах.
- Спасибо, - шепнул Дракон (а Дракон ли?) и неспешно направился к своему замку. Он был проклят вот уже пять лет и успел смириться с тем, что солнечные лучи превращают его в огромную зверюгу, в то время как красавица луна желает видеть его человеком. Он знал, что с этим уже ничего нельзя поделать и даже начал получать удовольствие от своих полетов в драконьей ипостаси… просто иногда становилось горько и обидно за поломанную жизнь, загубленные перспективы и одиночество, которое никто не согласится разделить. Право слово, кто проникнется теплыми чувствами к чудовищу?
В волшебном замке было удивительно тихо. Это не могло не радовать, потому что, зная деятельный характер принцессы Волант, Дракон вполне мог найти на месте своего жилища руины. Но девушка не доставила никаких неприятностей, и успокоенный хозяин замка отправился в свои покои с намерением принять ванну и переодеться. Впрочем, достигнув места назначения, Дракон понял, что в ближайшее время его желания не осуществятся.
Принцесса Волант, одетая в легкое зеленое платье, выгодно подчеркивающее фигуру и цвет глаз, лежала на его кровати и увлеченно читала какой-то любовный роман. В вазе на журнальном столике красовался букет белых лилий. Судя по всему, девушка успела изучить возможности здешних волшебных шкафов, посетила библиотеку, облазила сад и из всех помещений этого замка присвоила себе именно его покои.
- Я смотрю, ты освоилась в замке, - произнес Дракон, задумчиво разглядывая принцессу. Человеческими глазами она воспринималась совершенно по-иному и казалась… более обаятельной, что ли? Должно быть, сказывалось то, что в человеческой ипостаси у него не возникало желания обдать ее легкой струей пламени и попробовать на зуб.
- Да, и мне здесь очень нравится! – радостно воскликнула принцесса, поднимая голову от книги, и тут же замолкла, удивленная. Перед ней стоял совершенно незнакомый мужчина и наглым образом ее разглядывал.
- Нравится, говоришь? Не думал, что мое мрачное жилище в лесной чащобе может кому-то понравиться.
- Ну, если добавить в интерьер ярких красок, то оно вовсе не будет казаться мрачным. К тому же, мне еще никогда не приходилось бывать в волшебных замках! Здесь все такое интересное! В шкафах есть все фасоны платьев, в библиотеке можно найти какие угодно книги, а в саду растут самые прекрасные на свете лилии! – очевидно, замок произвел на принцессу неизгладимое впечатление, и теперь ей не терпелось поделиться эмоциями. Ее глаза светились таким счастьем и воодушевлением, что, казалось, она готова броситься ему, Дракону, на шею и задушить в объятиях.
«Вот так и умирают злобные крылатые ящеры», - с тоскливой иронией подумал он. Лично ему замок не казался таким уж замечательным местом. Он бы с радостью его покинул, если бы у него была лучшая альтернатива. Но, к сожалению, драконам не было места в человеческом обществе.
- Кстати, а вы, собственно, кто такой? – принцесса успешно выразила свой восторг и теперь соблаговолила спросить то, что нормальный человек спросил бы в первую очередь.
- Хозяин этого замка, - сардонически улыбнулся Дракон.
- А где тогда Черный Дракон? – насторожилась Волант. – Что вы с ним сделали?
- Посадил на цепь у входа и приказал сторожить, конечно, - мужчина возвел глаза к потолку. – Очнись, я только что сказал, что я – хозяин замка. Замка, который принадлежит Черному Дракону. Из этого следует что?
- Что Черный Дракон на самом деле человек? – недоверчиво предположила девушка. Только что открывшийся факт явно не вписывался в ее представление о мире. Впрочем, оптимистичная натура принцессы в любой ситуации находила повод для восторга. – Здорово! Так ты, выходит, волшебник! А как тебя на самом деле зовут?! А какое-нибудь чудо ты покажешь?!
- Замолчи, - устало попросил Дракон. – Никакой я не волшебник. Меня зовут Леан… вернее, звали когда-то. Видишь ли, когда меня прокляли, моя семья настолько испугалась огласки, что предпочла сделать вид, будто такого человека как я не существует и никогда не существовало.
- Ничего себе! – изумрудные глаза принцессы удивленно распахнулись. – Но за что тебя прокляли?
- Пять лет назад я дружил с одной волшебницей, - Дракон, он же Леан, невольно нахмурился. – Во всяком случае, мне тогда так казалось. Должно быть, она воспринимала мое поведение как проявление чего-то большего, потому что, когда на вопрос о свадьбе я честно ответил, что не собираюсь на ней жениться, она отреагировала весьма бурно.
- Это очень печальная история, - вздохнула Волант, прижимая к груди свою нелепую книжку. – А зачем ты меня похитил? Чтобы я помогла тебе снять проклятье?
- Чем ты мне можешь помочь, сентиментальное создание? – фыркнул Дракон. – Дашь убойную дозу снотворного и закопаешь в саду?
- Ничего подобного! – воскликнула девушка и вскочила на ноги. Теперь она стояла на кровати и смотрела на своего собеседника самым, что ни на есть, вдохновенным взглядом. Вероятно, ее белокурую головку посетила очередная «гениальная» мысль. – Я читала книги о магии и знаю, что необратимых проклятий не существует! Чтобы серьезно проклясть человека, обязательно нужно поставить условие, при котором проклятие может быть снято. Значит, я могу тебе помочь, нужно всего лишь выполнить условие!
- Замечательно. Может, ты еще знаешь, в чем это условие заключается?
- Нет, не знаю, - от разочарования принцесса даже села обратно. Но пребывать в состоянии покоя дольше одной минуты она, в любом случае, не могла. – Но мы можем посмотреть в твоей библиотеке! Наверняка, ты не первый, кого прокляли подобным образом, и мы найдем какую-нибудь полезную информацию.
- И что бы я без тебя делал? – саркастически поинтересовался мужчина. Можно подумать, он сам за пять лет в книги не заглядывал. Да он не только перерыл всю возможную литературу, но и проконсультировался с полусотней разных волшебников! Добился он только того, что один сердобольный старец подарил ему этот замок и посоветовал никогда отсюда не высовываться.
- Эй, попытка – не пытка! Нужно испробовать все возможные варианты, а этот – самый простой!
- Волант, я с тобой и не спорю. Но, если ты не против, сейчас мне нужно принять ванну и переодеться. Собственно говоря, я и намеревался это сделать, когда обнаружил тебя в своей спальне.
- Хорошо, - улыбнулась принцесса. – Мне эта комната понравилась больше всех в замке. Я не знала, что это твоя спальня. Но раз так я, пожалуй, побегу в библиотеку. Как только освободишься – приходи.
Девушка соскочила с кровати и легкой танцующей походкой прошествовала к выходу.  В следующую секунду дверь за ней закрылась, и в коридоре послышался удаляющийся стук ее каблучков.
Дракон подошел к журнальному столику и вдохнул одуряющий аромат лилий. Только сейчас он понял, что так и не поговорил с Волант о том, зачем вообще принес ее сюда, то бишь о том давнем предсказании.

***
- В общем, насколько я поняла, в истории зафиксировано всего три случая таких проклятий, - подытожила Волант, закрывая книгу. Стрелки настенных часов показывали пять утра, но девушка оставалась свежей как утренний воздух за окном и энергичной, как будто обладала нескончаемым  источником энергии. – В первом случае проклятого спасла жена, «запечатав его рот спасительным поцелуем», как там написано. Во втором случае бедолаге помогла мать, порыдав над судьбой любимого сына. В третьем…
- А в третьем случае проклятый маялся своим проклятьем, пока его не прикончил охочий до подвигов рыцарь, - закончил Дракон. – Волант, ты действительно думаешь, что за пять лет я не догадался зайти в библиотеку?
- Леан, я не ставлю под сомнение твои умственные способности, просто мне пришло в голову, что тебе можно было бы помочь таким же способом!
- Я не женат, моя мать ни за что не будет надо мной рыдать, кончать жизнь самоубийством я тоже не намерен, - скучающим тоном произнес мужчина и подошел к окну, чтобы задвинуть шторы. На горизонте забрезжил рассвет: времени оставалось не так уж много.
- Нет, определенно насчет твоих умственных способностей я поспешила! – рассердилась принцесса. – Я имела в виду совсем другое!
- Ну, так просвети меня, неразумного! – Дракон чувствовал себя безумно усталым. А ведь его еще ждет превращение…
- Смотри: в обоих случаях – третий, как летальный, не будем рассматривать – проклятых спасала женщина. Может, и я  смогу тебя спасти?
- И что, теперь ты собираешься утопить меня в слезах? Или же подарить волшебный поцелуй? – Дракон осклабился в ехидной ухмылке. - Ну да, это как раз работа для принцесс.
Волант открыла было рот, чтобы достойно ответить, но в кои то веки не нашла слов. Щеки девушки залила краска чего-то среднего между гневом и смущением.
- В принципе, мы могли бы найти лук… - пробормотала принцесса. – Без него я вряд ли расплачусь.
- Господи, за что мне это наказание! – воскликнул Дракон и, подойдя к креслу собеседницы, склонился над девушкой, внимательно вглядываясь в ее лицо. Почему-то сейчас она казалась растерянной и даже испуганной. И откуда только у нее эта дурацкая привычка давать советы по поводу и без и пытаться помочь даже тем, кому это не нужно? Ее отец-король слыл здравомыслящим человеком. Странно, что он не воспитал эту черту в своей дочери.
- Ты меня пугаешь, - прошептала Волант, глядя на него снизу вверх.
- Нет смысла меня бояться, - ответил мужчина и, недолго думая, впился в ее губы долгим поцелуем. Не то, чтобы в его правила входила такая манера поведения с полузнакомыми девушками, но в данном случае у него была конкретная цель. – А теперь у тебя есть превосходный шанс убедиться, что все твои теории – бред сивой кобылы.
Дракон резко выпрямился и стремительным шагом направился к выходу из комнаты. Время шло своим чередом, и ему вовсе не улыбалось превратиться прямо в помещении, разгромив всю мебель или, еще хуже, застрять в каком-нибудь узком коридоре.
Растерянная и испуганная Волант шла следом за ним.
Выйдя за ворота замка, Дракон направился прямиком к озеру. Солнцу было все равно, где начать превращение, но эти короткие ежедневные прогулки помогали успокоить нервы перед очередной метаморфозой. Остановившись у водной глади, он прикрыл глаза и почувствовал, как солнечные лучи начинают его изменять.
- Леан? Что происходит? – взволнованный голос принцессы заставил его пожалеть о том, что взял ее с собой. Не хватало еще, чтобы она грохнулась в обморок от обилия впечатлений.
Дракон открыл глаза и покосился на девушку. Почему-то она показалась ему пронизанной солнечным светом. Настолько, что контуры тела расплывались в попытке преобразиться в новую форму. Вероятно, это был всего лишь обман зрения, ведь прежде ему не доводилось превращаться при зрителях, но как следует все рассмотреть Дракон не успел: внезапная вспышка света ослепила его, а когда зрение вернулось, принцессы рядом не было.
- Волант? – имя, с рычанием вырвавшееся из глотки Дракона, прозвучало как-то непривычно. Весьма странно было осознавать себя громадной кровожадной зверюгой и одновременно беспокоиться о девушке. – Волант, где ты?
В ответ ему раздался лишь лебединый клекот. Должно быть, принцесса банально испугалась и убежала обратно в замок.
«Леан? Что это все, черт возьми, значит?!» - прозвучало внезапно у него в голове. Голос определенно принадлежал принцессе. Принцесса была рассержена.
- Волант? Это действительно ты, или я тронулся умом?
«Это я! И я - лебедь! Ты можешь это объяснить?!»
Дракон опустил глаза и действительно узрел на водной глади белого лебедя. Лебедь истерично бил крыльями, клекотал и выглядел весьма комично. Впрочем, Дракону было не до смеха. В его голове начали зарождаться какие-то смутные догадки о происходящем, но оформиться в полноценную мысль у них никак не получалось.
- Оставайся здесь или лети в замок. Мне срочно нужно посоветоваться с волшебниками. Вернусь к вечеру, - с этими словами Дракон взмахнул крыльями и вскоре исчез в небесной дали.

***
- Это просто немыслимо! – воскликнула Волант, расхаживая взад-вперед по библиотеке. – Леан, прости за грубость, но ты полный идиот!
- Я знаю, - хмуро ответил Дракон, провожая принцессу взглядом. Он чувствовал себя усталым и раздавленным.
- И что мне, по-твоему, теперь делать?!
- Вернуться домой, созвать лучших волшебников королевства и попытаться избавиться от проклятья. Веришь ты мне или нет, Волант, но я вовсе не хотел для тебя такой участи. Но как тебе помочь я тоже не представляю.
Дракон не лгал: превращение принцессы в лебедя стало для него полнейшей неожиданностью. Волшебники, которых он посетил, в один голос уверяли, что это произошло из-за того дурацкого поцелуя утром. Проклятие каким-то образом распространилось на девушку и превратило ее в наиболее близкое ей по духу существо. Кроме того, превратившись одновременно, они оказались неразрывно связаны, вплоть до чтения мыслей друг друга в звериных ипостасях. За этот день Дракон услышал много всякой ерунды о специфике наложения проклятий, но так и не выяснил главного: как это проклятие снять. Судя по всему, никто этого точно не знал, и только старец, подаривший ему этот замок, таинственно сообщил, что путь к спасению им с принцессой должны подсказать их сердца.
- Не представляешь, значит?! – Волант недобро прищурилась и, подойдя к его креслу, склонилась над ним, прямо как он этим утром. – Тогда я тебе все объясню! Знаешь, что общего у тех двух проклятых, о которых мы читали прошлой ночью? Их освободили близкие любящие люди! Они не совершали никаких специальных ритуалов, будь то бормотание заклинаний под нос, прыжки через костер или поцелуи! Они просто очень хотели, чтобы с теми несчастными все было хорошо. А ты поцеловал меня для того, чтобы отвязаться! Волшебство – тонкая вещь, Леан, оно чувствительно к намерениям человека.
- И что же ты мне предлагаешь? – теперь была очередь Дракона смотреть на девушку снизу вверх. В тусклом свете свечей казалось, что в ее изумрудных глазах пляшут искорки того самого волшебства, о котором она говорила. Ее длинные светлые локоны почти касались его лица, но он не спешил их убрать.
- Что я предлагаю? Предлагаю не я, предлагает само волшебство. Оно предлагает проявить искренность.
- Ты хочешь, чтобы мои поцелуи несли в себе настоящее чувство? Найди себе другого кавалера.
- Поздно, Леан. Ты уже не отвертишься. Считай, что это мне подсказало сердце, - принцесса улыбнулась и нежно прикоснулась губами к его щеке. – К тому же, у тебя нет выбора. Если я вернусь домой и скажу, что меня похитил и проклял Черный Дракон, не пройдет и недели, как здесь объявится вооруженное до зубов войско моего отца.
- Это шантаж, - вяло пробормотал Дракон. Весьма трудно возмущаться, когда в каком-то миллиметре от твоего лица находятся губы прекрасной молодой девушки.
- Совершенно верно! – Волант выпрямилась и ее чудесные глаза победно сверкнули. – Впрочем, у тебя все еще остается вариант с самоубийством. Но лучше не стоит. Право слово, я болезненно восприму твою смерть. А сейчас, с твоего позволения, я пойду спать. Последние сутки были для меня очень утомительными.
Принцесса развернулась и прошествовала к выходу своей невероятно легкой и танцующей походкой. Летящей походкой. И вновь Дракон услышал удаляющийся стук ее каблучков. Он мог поклясться, что она пошла в его спальню. А еще он явственно ощутил, что предсказание свершилось.

0

64

Wanderlust написал(а):

Он получился весьма лиричным, наивным и сказочным.

Мне показался скорее весьма ржачным)) А вооще малалдзец, на мой взгляд, написано все это
довольно неплохим языком и читалось до конца не без интереса.

0

65

Holopainen
Я не ставила целью сделать его ржачным, но допускаю, что он вполне мог таким получиться))

0

66

Wanderlust написал(а):

взгляд сверкающих глаз

Алін! *дакорлівы  погляд*
І яшчэ, з нагоды мовы, калі прымеш маю раду, то выкарыстоўвай менш кароткіх прыметнікаў, а таксама банальных словазлучэнняў тыпу "валасы чорныя як ноч", "смарагдавыя вочы", "бялявая галоўка" і іншае. Не ведаю, як цябе, а мяне яны раздражняюць (сама разумееш, колькі я такога на адрыйскам фронце начыталася :suspicious: ). Дарэчы, ты зрабіла мяне шчаслівай! Ты не напісала, што прынцэса твая пры падзенні ператварылася б у неапетытную тушку, а гэта "тушка" выкарыстоўваецца кожным першым) Так што дзякуй табе)
Пытанне: чаму лебедзь? (Чаму яна стала лебедзем ты растлумачыла, а зараз растлумач мне, чаму ты абрала менавіта гэту птушачку? Цікаўна мну^^)

0

67

Spott
Май, так что тут непонятного?)))) Я же сказку писала. Мне хотелось чего-то банального, но, в то же время, со своей изюминкой. Что может быть банальнее, чем принцесса-лебедь? Да и сама Волант у меня действительно ассоциируется с лебедем. На первый взгляд - поверхностная, истеричная, надоедливая и болтливая девица, чем не гадкий утенок? А если присмотришься, то найдешь в этом существе бездну очарования.
К тому же, меня на этот рассказ вдохновили две веки: диснеевский мультик "Принцесса-лебедь" и вот эта картинка. Причем, картинка в первую очередь.

увеличить

0

68

А насчет средств художественной выразительности я подумаю. Не уверена, что у меня запросто получится не использовать раздражающие тебя словосочетания. Они удачные, потому их и используют все, кому не лень. "Изумрудные глаза", "белокурые волосы" и т.п. - это уже устоявшиеся выражения. Совсем-совсем не использовать их - это почти что кардинально изменить стиль. Если учесть, что я не выискиваю долго слова, а текст сам приходит в голову, то это проблема. Но я постараюсь что-нибудь с этим сделать.
Спасибо за критику и советы)

0

69

Wanderlust написал(а):

Они удачные, потому их и используют все, кому не лень. "Изумрудные глаза", "белокурые волосы" и т.п. - это уже устоявшиеся выражения. Совсем-совсем не использовать их - это почти что кардинально изменить стиль

Да, эти литературные штампы, возможно,  хороши и уместны в сказке или легенде, или в произведении, стилизованном под сказку или легенду (и то не факт). Ты может и хотела написать волшебную и наивную сказку, но для меня твой рассказ так не воспринимался. Там все сказочные события выглядят как обыденные и нормальные, и читается это, как занимательная и ироничная фентезийная история. Мне она этим и понравилась. Поэтому мне кажется, что  "взгляд сверкающих глаз" тут действительно не к чему. Хотя у тебя был другое план) Но и в хорошей сказке можно обойтись без этих выражений, лучше выбирать более живые, яркие и точные. Еще меня не очень радуют выражения про "луну-аристократку", которая "ушла, сославшись на плохое самочувствие", я бы писал попроще (если б умел)). А такие фразы воспринимаются в основном как искусственные. С "красивыми" фразами главное  не переборщить) там тонкая грань. Зато в некоторых других местах мне язык наоборот понравился, понравился именно небанальностью и точностью. И вообще, ты же писала за одну ночь, когда тебе было отбирать слова?)

0

70

И ниипет

Я знаю, тебе плохо, ты ходишь по грани и… ты сейчас готов послать мена на хуй и…
это ничего не изменит.
Твое сердце – как любое другое сердце – слишком мощная сила, ты не имеешь над ней власти. Подумай: как бы плохо, как бы хорошо тебе не было, оно все так же бьется, лишь иногда радуясь или огорчаясь вместе с тобой минутным ускорением ритма. Как бы тебе не хотелось, чтобы оно сейчас же остановилось, оно будет продолжать работать, поддерживая жизнь в твоем теле, качая кровь к твоим ногам – чтобы они могли быстро-быстро бежать по росистой траве и чувствовать тепло пляжного песка, к твоим пальцам – чтобы они могли погладить голову ребенка и ощутить шершавость накрахмаленных простыней, к твоим губам – чтобы они могли почувствовать вкус морской соли и прижаться к горячей чашке, к твоим глазам – чтобы они могли видеть голубое небо и слепнуть от блестящего снега, к твоим ушам – чтобы они могли слышать стрекотание сверчка и оглушающий грохот грома, к твоему носу – чтобы он мог почувствовать запах корицы и мокрой земли, к каждой, каждой клеточке твоего тела, живущей своей отдельной жизнью ради того, чтобы ты мог ощущать себя живым.
Миллиарды маленьких живых созданий, питающихся, работающих и дышащих, чтобы ты смог сегодня утром встать с постели, не смотря на то, что лег-то всего три часа назад. Чтобы ты мог выйти на улицу – и вдохнуть так глубоко, чтобы сердце заболело от восторга, не справляясь с количеством кислорода, чтобы глаза заслезились от холода, а лицо, пытаясь согреться, непроизвольно скорчилось в смешную гримасу.
Живой, продуманный мир, соединенный в твоем теле, целая цивилизация, и ей плевать, что ты – ты, всего лишь комок нервных окончаний в этом огромном мире -  хотел бы сейчас прекратить ее существование. Им тоже, тоже плохо, и тяжело… но они, в отличие от тебя, понимают, что если сейчас тяжело – значит, до этого было легче… И они знают – ничего не имеет значения, все пустое, кроме воды и неба, земли и воздуха, накхрамаленных простыней и горячей чашки, ягод и снега, сверчков и корицы, звезд и свежих булочек, кактусов и мокрого асфальта, подоконников и бахромы на шарфе, мягкой малярной кисти и коры старого дерева, бликов на окне и раскатов грома, чистых листов бумаги и лавандового мыла, кедровых орехов и шершавого листа мать и мачехи, и…
И ты все еще можешь послать меня на хуй, но это ничего не изменит.

0

71

Holopainen
Ну, насчет луны-аристократки и плохого самочувствия, это уже явно дело вкуса)) Ты не представляешь, как меня за это хвалили некоторые люди)
А вообще... у меня не было никакого плана. Просто оно так написалось. В тот момент мне хотелось сказки, вот я и писала сказку исходя из собственных предпочтений. А слова... в тот момент они казались мне самыми правильными, да и сейчас, перечитывая, мне не хочется ничего исправлять. Может, это остатки того настроения, а может, я еще не доросла до того, чтобы понять свои ошибки))
В любом случае, я рада услышать конструктивную критику и в следующий раз буду иметь в виду все здесь сказанное.

Grinsen
Свое главное впечатление об этой миниатюре я тебе написала "в контакте", так что не буду повторяться))

Отредактировано Wanderlust (2010-01-12 03:13:42)

0

72

Wanderlust
Видишь, какие мнения у людей разные) Так что главное пиши так, как ты сама считаешь правильным, и будь себе самым строгим судьей) Впрочем, то, что мнения разные, не мешает считать мне какое-то мнение более правильным))
Grinsen
Очень жизнеутверждающее произведение))мне очень понравилось. И столько хороших, приятных вещей, таких, как мокрый асфальт и подоконники,собрано в кучу)) душа радуется) Правильно, будем жить хотя бы ради миллионов наших дорогих клеточек!)) Эта миниатюра навеена анатомией? Или вернее, цитологией, или как там?))

0

73

Grinsen
Очень по-философски и очень красиво и образно написано!!

Отредактировано DunklerStern (2010-01-12 21:06:51)

0

74

Holopainen
не, к щаастю у меня есть только анатомия. не, уже даж была))

DunklerStern
спасиб)

0

75

Снег
Едва теплыми пальцами она протерла окно, по-детски подышав на него, и прижалась к стеклу носом. На улице было жутко: шел снег, торопился захватить этот мир, укрывал собой все, что не соответствовало строгим канонам, кусался и жалил. Он имел на это право –  это право абсолютной красоты.
Потерла лоб запястьем, тотчас возненавидев себя за этот жест. В нем было слишком много от стареющей актриски, забывающей по вечерам смывать грим. Кухня – не сцена, тут не надо играть и делать вид. Тут надо пить обжигающий кофе, такой крепкий, что хочется выругаться, есть суджук и лимон и бесконечно говорить со своими и чужими. И уж точно не предаваться унынию; уныние вообще грех, даже для матерых агностиков, точно знающих, что даже с чертями можно пить, обжигая горло и нелепо морща нос. Депрессии, уходы в себя, затворничество и кальвадос… Видимо, дьявол когда-то выдумал, что все это – признак принадлежности к элитарной касте высокоорганизованных натур. Наверняка при этом дьявол мерзко ухмылялся и цедил сквозь зубы заезженное теперь определение «люди с тонкой кожей».
Взглянула на запястье, перевязанное синей ленточкой. Вот у нее кожа тонкая, такая тонкая, что можно бесконечно смотреть на то, как по жилкам течет кровь; последнее время она все чаще впадала в задумчивость, наблюдая за бесконечным движением под собственной кожей. Ей казалось, что ничего особо не изменится, если оно вдруг прекратится. Никто и не заметит. К тому же снег…
Эта мысль заставляла ее улыбаться и гордо держать голову, ведь нет ничего хуже уныния и нет ничего красивее кошачьей спины и профиля гордой женщины.
Разве что улыбка счастливой.
Улыбаться было все труднее. Но она улыбалась и скоморошила, пряча дрожащие пальцы, которые уже почти не могли рисовать. Если бы она захотела совершить самоубийство, она бы просто подожгла мастерскую и долго смотрела бы на огонь. А потом, конечно же, начала дико хохотать, ведь так всегда делают, когда творят бесчинства. Быть злым гением легко – всегда знаешь, когда надо хохотать, когда – ухмыляться и пророчить смерть, а когда – ретироваться, величественно взмахнув плащом.
Жаль, что она не злой гений, потому что она не знает, что делать, куда идти, с кем говорить, кого проклинать и кого звать на помощь. Даже не пыталась звать; осознание того, что всем плевать, ее убивало. А если она добудет доказательства? Что если в последний момент действительно никто не придет?  «Абонент временно недоступен и к тому же ему плевать. Оставьте голосовое сообщение («Halt mich ach so fest!», не иначе) или перезвоните позже». 
Снова потерла лоб, встряхнулась, сделала глоток и встала. Надо выбираться из бесполезного глума, пора работать, пора брать в руки кисть и жить там, раз не получается жить тут. В конце концов, людям нравилось всегда то, что она писала в бреду, когда было так больно, что разум не справлялся и отключался, позволяя чему-то черному и густому выливаться на холст. Все эти ее люди с пустыми глазами, с ртами-ниточками, с резкими скулами и клоунским гримом появились именно тогда. И тогда пришел первый успех, и тогда заговорили, зашептали: «талант, находка, молодая художница». Какой же это талант? Это безумие и злость, и больше ничего.
На улице было отчаянно холодно, и смерзались ресницы, и казалось, кто-то вгрызается в кожу, и ветер нагло сыпал хлопьями белого убийцы в лицо, и лед был особенно прочен и нагл. Она все же решила пройти всю дорогу пешком. Музыка и снег настраивали на нужный лад; она уже знала – сегодня появится новый пустоглазый человек, без зрачков, а значит и  без души.  Память услужливо подсыпала в котел все то, что произошло с ней за последний месяц: приступ у безумной бабушки, холодные коридоры больницы, срыв выставки, ссора с единственным человеком, который знал, как правильно гладить ее затылок, болезнь матери, приговорный диагноз дяди. А сегодня умерла кошка, и ветеринар не смог посмотреть ей в глаза, просто не смог себя заставить, а она держала практически невесомое тело и бездумно качалась, наблюдая, как розовые подушечки лап постепенно теряют цвет.
Ее все пытались напоить валерьянкой и уложить спать; она не хотела никого видеть, слышать и знать; она хотела, чтобы тепло никогда не уходило из кошки. Она хотела, чтобы она жила. И на этот раз не было никого, кто мог бы шершавым языком слизать слезы.
Мастерская жила (ее мастерская – точно жила, и плевать на тех, кто считает, что здания строят, а не выращивают) в старом доме на Захарова, где потолки были выше средних притязаний, а эхо дружило с легким сквозняком, который не морозил, а заигрывал с волосами и длинными шалями редких гостей.
Распахнутая дверь отозвалась отголоском в привычной боли, прочно обосновавшейся в сердце. Екнуло.
Все картины, все ее картины, наброски и скетчи, зарисовки и эксперименты были разрезаны, разорваны; рамы сломаны и свалены в центре комнаты, краски – вылиты, выдавлены и смешаны, будто кто-то щепетильный побоялся ограничиться чем-то одним и долго, вдумчиво, мстительно губил все, чему прикасалась ее рука с такой тонкой кожей…
Она сползла по стене и бездумно уставилась в стену.
А дальше был только вой, разбивающийся о стены.
Потом тишина.
И никого вокруг.
Снег.

0

76

Решила сделать "иллюстрацию", пока не отобрали фотоаппарат.
http://www.proza.ru/pics/2010/01/27/202.jpg?2829

0

77

а талант это всегда злость и безумие. а еще отчаяние, тоска, депрессия, гнев и другие замечательные человеческие чувства. а как же иначе

0

78

Grinsen
Не знаю, это вопрос к талантливым)

0

79

Spott
Драматично....

Grinsen
Совершенно верно. Потому что талант сам по себе аномалия))

0

80

Майка под занимательные рассуждения добила таки в конце концов свою героиню) Очень понравилась и впечатлила такая, я бы сказал, символическая и апокалиптическая, концовка. Там только не хватало ворона, который залетел бы в разбитое окно  и прокаркал "невемор")) Но мне почему-то кажется, что если вопреки правилам жанра предположить, что будет дальше, то как раз после уничтожения мастерской героиня должна выбраться из глума, вроде как очиститься. Типа чаша страданий ее преисполнится, лопнет, и можно будет начинать наполнять ее заново.

0

81

майя а это не про твою то кошку написано? не про тебя ли... не тонкая ли это аллегория с тобой?

0

82

Александр Готт
Неее. Насколько я понимаю, это не про нее, просто, выражаясь языком художников, она использовала себя в качестве натуры) Ведь в этой цели удобнее всего пользоваться самим собой и своей жизнью, хотя бы потому что натура всегда под рукой) А если бы это была аллегория с ней, то это была бы совсем не тонкая аллегория) Не опустилась бы она до таких завуалированных самоизлияний)) Хотя че это я, пуская она те сама овечает)

0

83

Александр Готт
не очень-то тактично

0

84

Grinsen
Таки да, нетактично, но он же из лучших побуждений, да простим ему..) И вообще, нетактично говорить "нетактично")) Блин, тогда нетактично говорить "нетактично говорить "нетактично"")) Ааа, все :D

0

85

ну привыкайте к спот что я такой нетактичный:) но про кошку это точно с ее любимого животного.

-1

86

Александр Готт
Ты неисправим!  :mad:

0

87

я знаю:) и не стыжусь этого... хотя не очень это и хорошо. зато не такой как все)). хоть какая то индивидуальность.

0

88

Наоборот, как многие) В бестактности нет ничего оригинального. Тактичность реже, хотя бы потому, что требует внимания, т.е. лишних усилий, а врожденная есть не у всех.

+2

89

Александр Готт написал(а):

. не тонкая ли это аллегория с тобой?

Вот лучше этого я не отвечу:

Holopainen написал(а):

то это была бы совсем не тонкая аллегория)

Добавлю только, что автор, если он дерзает пойти дальше двух-трех рассказов, точно знает одно: нельзя писать о том, чего ты не знаешь. Этот рассказ писался о потерях, а о потерях и тупиковых положениях знают все.
От реальности я взяла только то, что розовые подушечки лап действительно теряют цвет. И очень быстро.
Замечу также, что написав рассказ, первым делом я заставила его прочесь Женечку, так она у нас художник. Это было сделано опять же для лучшей соотносимости с реальностью. Автор должен знать то, о чем пишет.

0

90

Spott

Spott написал(а):

нельзя писать о том, чего ты не знаешь

О, да, вот, именно это я хотел сказать) Александр Готт, как бэ  это все о том, что вряд ли можно сделать что-то лучшее в искусстве, чем передать ЖИзнь) Да, именно с большой) если писать (рисовать) неправду - никто не поверит!)

И все старания были не зря! Могу судить об этом хотя бы по тому, что пару образов и фраз из рассказика по прошествии времени после прочтения несколько раз непроизвольно всплывали в мозгу и четко накладывались на видимое и ощущаемое, а это о чем-то говорит, как мне кажется. Вот.

0